Сайт Юрия Мацука Странник

Главная

содержание

господа!... при
копировании материалов журнала Странник
ссылка на источник обязательна
!...

 

Вопросы о размещении
strannik-tv@yandex.ru

 

Rambler's Top100

Мой интернет-дневник

 

Александр НИКИФОРОВ
Образ матери в стихотворении Рэндалла Джаррелла «The Death of the Ball Turret Gunner»1
  

          Образ матери является сквозным образом для военной поэзии Р. Джаррелла (сборники «Little Friend, Little Friend», 1945 и «Losses», 1948). Этот образ тесно связан с одним из основных мотивов военного творчества автора, с мотивом детства и смерти, который прослежива- ется в стихотворениях «Protocols», «Mother, said the child», где речь идет о смерти ребенка (дети умирают в материнских объятиях). В сти- хотворениях «A Front», «Pilots, Man Your Planes» и «A Pilot from the Carrier» разрыв с базой или самолетом метонимически представляет- ся как разрыв с матерью, уход из-под ее защиты.
          Солдаты в поэзии Джаррелла чувствуют и ведут себя как дети, не столько потерянные в мире, сколько беспомощные и бессильные пе-ред ужасом войны. Напуганные солдаты-дети рождаются к смерти, как будто бы смысл их существования заключается в том, чтобы умереть, так и не увидев жизни.         Итогом этих размышлений поэта является стихотворение «
The Death of the Ball Turret Gunner» логически завер-шающее сборник «Little Friend, Little Friend». Ричард Фейн, объясняя подобное расположение в книге, резюмирует: «это стихотворение из пяти строк касается пяти тем, обнаруженных во всей военной поэзии Джаррелла: детство; личность, манипулируемая государством; живот-ная и холодная образность, которая передает бессердечность войны; сны, в частности, кошмары; и, наконец, сочетание рождения и смер-ти2» (здесь и далее перевод мой – А.Н.) [1, с. 155]


     From my mother’s sleep I fell into the State,
     And I hunched in its belly till my wet fur froze.
     Six miles from earth, loosed from its dream of life,
     I woke to black flak and the nightmare fighters.
     When I died they washed me out of the turret with a hose3.
                                                                                                 [2, с. 416]

 

       Рэндалл Джаррелл родился в 1914 году в Нэшвилле, Тенесси. Окончил университет в 1935 году. Работал преподава- телем в Кэнион колледже в Огайо. Во время второй миро- вой войны служил в ВВС США. Стихотворения, составившие его первую книгу "Кровь, про- литая за незнакомца" (Blood  for a Stranger, 1942), написаны под значительным влиянием поэзии А. Тейта, У. X. Одена, Т. С. Элиота, в творчестве кото-рых молодого Джаррелла при-влекала "трудная" образность, парадоксальность поэтичес- кой мысли, эффектное сочетание изысканно-интеллекту-альных и разговорных языковых конструкций.
       Известность поэту принесли три книги стихов, наве-янных его фронтовым опытом: "Дружок, дружок" (Little Friend, Little Friend, 1945), "Потери" (Losses, 1948) и "Ко-стыли длиною в семь лиг" (The Seven-League Crutches, 1951). Сборник "Женщина в Вашингтонском зоопарке" (The Woman at the Washington Zoo, I960) завоевал Наци-ональную книжную премию. Джаррелл - автор популяр-ного в начале 60-х гг. сатирического романа "Картины на-ших будней" (Pictures from an Institution, 1961-Националь-ная книжная премия по прозе), а также многочисленных литературно-критических эссе. Погиб в автокатастрофе в 1965 году.  

 

           Образ матери в стихотворении представлен военным самолетом b-17, чья турель (сферическая конструкция из стекла и металла с пулеметом, встроенная в дно самолета, которая может поворачиваться на 360°) ассоциируется с округлым животом беременной жен-щины. Стрелок, сидящий внутри турели, по замыслу автора, становится мертворожденным ребенком. Повествование ведется от его ли-ца. Синтаксис, короткие фразы, несложные речевые конструкции создают впечатление, что эти слова произносит ребенок.
          В первой строке стихотворения «Из материнского сна я попал в государство» речь идет о настоящей матери, той, которая произ-вела на свет ребенка, будущего стрелка. Из контекста всего стихотворения становится ясным то, что мертвому стрелку, повествующе-му об обстоятельствах своей гибели, мирная жизнь, которую он вел до того, как попал на войну, видится во сне. Но это не единственное значение выражения «материнский сон», оно дополняется другими значениями, появляющимися по мере прочтения стихотворения.
          Заключительное слово первой строки State в контексте стихотворения приобретает три ключевых значения, дополняемых много-значностью глагола fall into. Во-первых, State – государство, которое отправило стрелка на войну. Из «материнского сна», а именно, из чрева, где он находился, ребенок попадает в государство. И государство в данной связи становится матерью-воспитателем, поскольку именно в его руки «попадает» стрелок-ребенок. Во-вторых, State – название военного самолета b-17, который в силу своей конструк-ции является вынашивающей ребенка матерью, матерью которой суждено произвести на свет мертвого ребенка. В-третьих, State – состояние, в котором находится стрелок. Сам глагол fall into имеет еще значение «переходить в какое-либо состояние». И в данном слу-чае State –состояние плода. Как замечает Дэвид К. Корнелиус, «турель была маленькой. Внутри стрелок сидел в позе эмбриона с подтя-нутыми к подбородку коленями. Как ребенок в утробе, он был частью значительной органической жизни самолета, несмотря на то, что его шлюз был закрыт, изолирован от самолета. Его пуповиной был кислородный шланг, подключенный к системе кислородного обеспечения экипажа самолета, как ребенок присоединен к системе жизнеобеспечения матери4» [3, с. 240]. С этого многозначного об-раза начинается движение стрелка-ребенка к рождению-смерти.
          Война переворачивает все с ног на голову. Верх становится низом, рождение смертью, тепло матери заменяется холодом турели самолета. Стихотворение каждым словом и его изменяющимся в контексте смыслом показывает всю противоестественность положе-ния человека во время войны. Ассоциации, вызываемые образами стихотворения, пугают своими кошмарными картинами.
          Во второй строке стрелок находится сгорбленным в чреве и его мех замерзает. Очевидно, что мех – это мех его летчицкой куртки, покрытый утренней росой, которая из-за изменения температуры на большой высоте затвердевает в лед. Но здесь следует оговориться, сам по себе мех не может замерзнуть: мех – не живое существо. Может замерзнуть зверь, если мех, предназначенный для его защиты от холода, покрывается льдом. В инволюционной перспективе данное обстоятельство отсылает к доисторическим предкам, к животно-му образу жизни. Если включить фантазию, то – к мамонтам непосредственно. Изменение климатических условий привело к гибели этих животных, в стихотворении же человек помещается в условия несовместимые с жизнью, но условия эти созданы им самим. Здесь Джаррелл единственным штрихом намекает на вымирание человека как вида, но уже из-за войны, тупикового варианта развития чело-вечества.
          Начало третьей строки, где говорится о высоте, на которой летит самолет, является обратным вариантом устойчивого выражения «
six feet under» или «six feet deep», фактически обозначающего глубину могилы. Футы заменены милями, глубина  высотой, и, так как война выворачивает все наизнанку, тело человека находит свое последнее пристанище в воздухе, а земле предаются лишь куски некогда человеческих останков. В этой кульминационной строке происходит одновременное пробуждение-рождение-умирание стрелка. Он «освобождается от ее /земли/ сна о жизни» и просыпается к кошмару наяву. Здесь появляется еще один образ матери, образ матери-земли, которая дарит этот «сон о жизни» и которая так далека со своими спасительными материнскими объятьями. Эта отсылка к нас-тоящей матери, из чьего сна стрелок попадает в государство, накаляет кульминационный момент строки. Возвращаясь к началу стихо-творения, можно дополнить, что «материнский сон» здесь становится еще и забытьем, в которое впадает мать и забывает про защиту своего чада.
          Развязка предстает уже открытым глазам летчика в виде «черных зениток и кошмарных истребителей». Опять Джаррелл передает перевернутый мир войны взаимной заменой понятий: явь превращается в кошмарный сон, а сон о жизни – в смерть. Пятая строка сти-хотворения «Когда я умер, они смыли меня со стенок турели шлангом» – передает сам процесс рождения мертвого ребенка, хотя Дэвид К. Корнелиус видит в вымывании заключительную стадию процедуры аборта. Но как бы строчка не интерпретировалась, какие бы ассоциации не вызывала, вывод один: стрелок-ребенок находит свою смерть в утробе своей искусственной матери (в любом значе-нии: матери-самолета или матери-государства).
          Существенным компонентом образа матери в стихотворении является вода. Околоплодные воды, до определенной степени вы-полняющие защитную функцию эмбриона, намек на которые появляется во второй строке, оказываются льдом, и стрелок-ребенок горбится от холода. В частности, говоря о перевернутой роли воды в стихотворении, Ливен М. Доусон находит, что «вода, которая тра-диционно ассоциируется с возрождением и утробой, в отношении стрелка либо холодная, либо используется для выбрасывания чело-века из его защитного отсека, а не для его защиты 5» [4,
c. 239].
          Устойчивая связь между солдатом и ребенком в военной поэзии Рэндалла Джаррелла не является случайной. Чувство незащи-щенности, оторванности от родных мест, и растущее осознание бесцельности пребывания на войне отличает американскую поэзию от любой национальной литературы страны, участвовавшей в антифашистском сопротивлении. Если взять, к примеру, белорусскую или русскую военную поэзию, то в них образ матери предстает образом Родины, которую солдат защищает. Он видит необходимость своей миссии, смерть во имя Родины-матери становится священным долгом. Американские солдаты были лишены подобной роли. И если вторая мировая война не была бесцельной для Соединенных Штатов как для государства, то для каждого отдельного солдата она была бессмысленной. Стрелок турели – тот же ребенок, обманутый матерью-страной, беззащитный и брошенный на произвол обстоя-тельств, логическим разрешением которых чаще всего являлась бесцельная, бессмысленная смерть.

_______________

 1. Публикуется по «ГЕНДЕР И ПРОБЛЕМЫ КОММУНИКАТИВНОГО ПОВЕДЕНИЯ». СБОРНИК МАТЕРИАЛОВ III НАУЧНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ 1-2 НОЯБРЯ 2007 ГОДА В АВТОРСКОЙ РЕДАКЦИИ. НОВОПОЛОЦК, ИЗДАТЕЛЬ: УО «ПГУ», 2007. – 435 С. С. 401 – 403.

             2.
 This poem of five lines touches on five themes found throughout Jarrell’s war poetry: childhood; the individual manipulated by the State; animal and cold imagery which bears the heartlessness of war; dreams, especially nightmares; and finally, a combination of birth and death.

3. Подстрочный перевод:
Из материнского сна я выпал в государство,
И я сгорбился в его чреве, пока мой мокрый мех не замерз.
Шесть миль над землей, освобожденный от ее сна о жизни,
Я проснулся к черному зенитному огню и кошмарным истребителям.
Когда я умер, они смыли меня со стенок турели шлангом.

4. The turret was small. Inside, the gunner sat in a fetus-kike posture, with his knees drawn up nearly to his chin. Like the child in the womb, he was part of larger organic life of the plane, yet, once his hatch was closed, isolated from it. His umbilical cord was his oxygen hose, plugged into the main oxygen line of the plane, as the child is attached to the life-support system of the mother.

5. Water, which is conventionally associated with rebirth and the womb, in the Gunner’s condition is either cold or is used to eject, rather than secure, the individual in his protective container  

Литература

1. Fein R. Randall Jarrell’s World of War // Critical Essays on Randall Jarrell. G.K. Hall&Co. Boston, 1983. – 327 p.

2. Jarrell R. The death of the Ball Turret Gunner // Американская поэзия в русских переводах. XIXXX вв. Сост. С.Б. Джимбинов. На англ. яз. с параллельным русск. текстом. – М.: Радуга, 1983. – 672 с.

3. Cornelius D.K. Jarrell’s “The Death of the Ball Turret Gunner” // Critical Essays on Randall Jarrell. G.K. Hall&Co. Boston, 1983. – 327 p.

4.  Dawson L.M. Jarrell’s “The Death of the Ball Turret Gunner” // Critical Essays on Randall Jarrell. G.K. Hall&Co. Boston, 1983. – 327 p.


 

Странник ® 2012 год